Анна Степанова, 1970-е гг

622 19.01.2015 Автор: Наталья Фомина (Апрелева)

Самара

img_12464.jpegАнна Степанова, 1970-е. 
Этот дом сам по себе был невозможно крут, его для своих надобностей строили работники треста «Волгасантехмонтаж», и поэтому в просторных, светлых квартирах окнами на восток и на запад имелась и газовая колонка, и горячая вода одновременно. Правда, от такой красивой жизни через некоторое время работников Волгасантехмонтажаотлучило газовое городское хозяйство, но легенды об утраченном рае еще долго бытовали в кругу жильцов, и вновь переселившихся в обязательном порядке знакомили с ними.

К новым переселенцам отношение было сдержанным. Аборигены (сплошь профессора, руководящие инженеры-сантехники, актеры и поэты) смотрели свысока, им казалось, что, заполучив в графе «место жительства» адрес «улица Прибрежная, 10», человек обязан проникнуться величием момента, причем навсегда. Рядом располагался молочный магазин, очень хороший, стоит только упомянуть, что сметана в баночках и молоко в пакетах там встречались практически ежедневно, а еще - московские сливки и творожные сырки в шоколаде. Местные жители были склонны считать и молочный магазин собственным достижением, и как-то вредная старушка этажом ниже мне заметила, что привилегию покупать здесь творожные сырки надо бы заслужить, и вот она заслужила, например.

Я появилась по означенному адресу в середине семидесятых. По большому счету мой переезд оказался финалом трагедии, более полутора лет разыгрывающейся в моей семье. Квартира была мною получена в результате драматического развода, а еще мне исполнилось тридцать шесть, и не то чтобы меня это как-то особенно огорчало, просто муж очень любил подшутить превеселым образом: «Меняю одну жену тридцати шести на двух восемнадцатилетних». И дела его не расходились со словами. Он работал преподавателем в Государственном университете и постоянно эффектно появлялся в различных местах с яркими студентками: гладкие лбы, нежные щеки, нарядные одежды, редкие джинсы, туфли на платформах. 

- Это моя работа! - искренне возмущался он на мои робкие вопросы. - Я все-таки профессиональный педагог! - И кто виноват, - спрашивал он дополнительно, прищуривая глаза, - кто виноват, что ты торчишь дома, как клуша? Вон, не ходишь никуда, ничем не интересуешься, ни в театр, ни на выставку!.. Мне и возразить-то было нечего, как-то не вписывались выставки с театрами в напряженный рабочий день участкового терапевта и заботы о дочерях. Никто не виноват, соглашалась я, и по-своему мне было удобнее верить, что муж все-таки - профессиональный педагог. Так бы, наверное, все и шло, если бы не крайне неприятная история с повесткой в районный суд по поводу установления отцовства. Одна яркая студентка предательски подала исковое заявление, муж был крайне возмущен

Ребенка, полугодовалую девочку, профессиональный педагог отвергал что было сил. Приводил доказательные примеры вольного нрава яркой студентки. Демонстрировал какие-то любительские фотографии даже, легкая эротика, судья и народные заседатели были возмущены. К отцовству его все же приговорили - судья выстроила причинно-следственные связи не в его пользу, а о генетических экспертизах в Советском Союзе никто тогда не слыхивал. Как-то после этого все пошло у нас наперекосяк, и кто виноват - никто! - что через несколько месяцев путем квартирного размена мы уже проживали в двух квартирах меньшей площади, причем так получилось, что в наиболее удаленных друг от друга районах.

6ff3a19b93cd16a5ef8384d945548899.jpgМне мой новый дом нравился не очень, хоть тут была Волга в двух шагах, и цирк, и Дворец спорта, и транспортные развязки, и знаменитый молочный магазин. В первые дни весны я также познакомилась с окрестной сумасшедшей, очень милой женщиной, аккуратно высаживающей семена культурных растений вдоль газонов на площади Славы, при этом она негромко пела детские песенки. Соседи смотрели на меня сверху вниз, вредная старушка этажом ниже проинформировала меня о том, что я тут - жилец с самым неясным статусом, а гордая супруга профессора и хирурга Родкина даже сказала: «Не понимаете вы своего счастья, милочка!», и так смотрела, будто бы я и правда ничего не понимаю. 

«Женское счастье, ха-ха, оно бывает только в индийских мелодрамах», - так думала я в один хороший и уже летний день, изжаривая котлеты для своих подрастающих дочерей. По карнизу шагал жирный голубь. Смеркалось. Из окна можно было наблюдать граждан отдыхающих, мирно поднимающихся вверх по улице Маяковской. Дети несли резиновые круги и матрасы. Вдруг в мою дверь позвонили несколько раз каким-то тревожным и нервным звоном, я вытерла руки о кухонное полотенце и торопливо открыла, не спросив «кто?», потому что ожидала очередной диверсии от соседей. 

- Вы нас заливаете! - выкрикнула мне в лицо вредная старушка этажом ниже, волосы ее сияли новыми голубыми оттенками, - заливаете! Вас что, не предупредили хозяева, что здесь бывают проблемы со сливом? - Простите, - испугалась я, -сейчас посмотрю, сейчас исправлю... - Исправит она! - передразнила меня вредная старушка. - Исправит, поди! Она схватилась маленькой пухлой ладонью за левую сторону груди и красиво простонала. Я метнулась за тонометром и нитроглицерином. Протянула старушке стакан с водой. Та слабо отвела мокрые пальцы и застонала громче. По лестнице поднимался кто-то еще. Высокий мужчина, похожий на положительного героя советского кино. 

- Твой голос, мама, - сказал киногерой, - слышен с улицы. Я привез тебе кресло, его отлично перетянули. Пойдем, пожалуйста, не пугай посторонних людей. Он посмотрел мельком на меня, а я мельком посмотрела на него. И вдруг совершила странный, невозможный для себя поступок. Наверное, это стены уникального и замечательного дома привели меня в такое неадекватное состояние. Как бы то ни было, я глубоко вдохнула, шумно выдохнула и твердо произнесла: - Простите, молодой человек. А вот вы говорите, кресло перетянули... У вас есть какие-то мастера в знакомых? А то у меня, видите ли, похожая проблема с мебелью. Обивка совершенно устарела. А сейчас столько тканей! Столько возможностей! И хочется сделать красиво, да. 

- Если это удобно, - ответил киногерой, взглянув на часы, - я зайду через сорок минут, и мы договоримся. У меня есть телефон прекрасного мастера. Но он не принимает заказы с улицы. Он только по знакомству. - Конечно, - сказала я, - по знакомству! Закрыла дверь и поскакала красить ресницы и пудрить нос недавно купленной у спекулянтки в целях поднятия тонуса французской пудрой. Также быстро заменила домашние штаны с оттопыренными карманами на вишневую юбку-макси и новые лаковые туфли, добытые с трудом в немецком магазине «Лейпциг», что в Москве. Три часа выстояла в беснующейся очереди, оказалось - не зря. 

Еще можно рассказывать долго. А можно коротко. А можно просто отметить, счастье женщин возможно не только в индийских мелодрамах. И еще можно отметить, что терпеливо выслушивая однообразные жалобы бывшего мужа по телефону, я ни разу не сказала ему «А кто виноват?» или «Обратитесь в лигу сексуальных меньшинств!», как советовал мне смеющийся киногерой из отнюдь не отреставрированного кресла. С другой стороны - не так уж и нуждалось светло-фиалковое кресло в перетяжке. Я ведь и купила-то его специально для новой квартиры, вместе с просторным светло-фиалковым диваном, овальным столиком и вторым креслом. Светло-фиалковым. Чтобы соответствовать непростому дому, а то кругом профессора, актеры, поэты и руководящие инженеры-сантехники, а я - как сирота.

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений