Наталья Фомина (Апрелева), писатель, журналист, 1980-е гг

2101 19.01.2015 Автор: Наталья Фомина (Апрелева)

Самара

НАТАША АПРЕЛЕВА.jpgНаталья Фомина (Апрелева), писатель, журналист, 1980-е гг.
А ты тоже в молодости думала, что в слово «костел» просто закралась орфографическая ошибка? - спрашиваю подругу детства, мы переходим дорогу, уворачиваясь от звенящего на повороте трамвая. Мы идем в костел, послушать орган. Такая сделалась у нас идея.

- Нет, - с достоинством отвечает подруга детства, - в моей молодости это вовсе был не костел, а краеведческий музей с чучелом медведя и красноармейца в буденновке... Я посещала кружок юных краеведов, и нам иногда разрешали его пылесосить. Медведя, конечно. 

Ошеломленная, я забываю обо всем и требую подробностей про чучело красноармейца, подруга хитрит, смотрит свысока, и мы останавливаемся перед высокими сводчатыми дверьми в католический костел. Зайти не решаемся, робко перебираем ногами, как падшие девицы с младенцами в корзинах. Корзины положено плести из ивовых прутьев. Оставлять на пороге храма. Младенцы обязаны хранить молчание до поры.

Неожиданно звучно шлепают по асфальту первые капли - неужели дождь? Город так долго ждал дождя!.. Подруга оживляется и говорит: - Слушай, неудобно приходить в дождь. Подумают, что мы грозы испугались, как-то неловко. Давай переждем где-нибудь... А уж потом. Я охотно соглашаюсь, и мы радостно устраиваемся в небольшой пекарне напротив; круглоглазая девочка за барным прилавком остается недовольна нашим визитом, возможно, она хотела провести несколько минут в тишине, а не варить и варить этот проклятый кофе. Или у нее было назначено свидание. В любом случае, девочка довольно отчетливо произносит: «Вот же, блин, вечно припрутся!» 

Подруга откашливается и говорит самым ласковым голосом, на который только способна: - Полагаю, вам еще не известна настоящая история костела напротив? 

- Настоящая история? - удивленно переспрашивает девочка и задумывается, как будто и вправду роется в памяти, вспоминая, - настоящая история, наверное, нет... 

- Это, скорее, даже легенда, причем страшная, - говорит подруга, отпивая крепкого кофе, - собирается гроза, видимо... Парит и воздух такой... особенный. Вы не находите? 

Усиливается шум дождя, внезапно темнеет, подруга крутит в руках беленькую чашку, сверкает нежно-розовый маникюр. Официантка повторяет завороженно: - Страшная легенда, - и вскарабкивается на барный табурет рядом.

Еще один посетитель, высокая темноволосая женщина со спиной прямой, как палка, выразительно кашляет из угла. Тоже хочет страшную легенду, или наоборот - не хочет.

 - Более ста лет назад возведение храма курировал блестящий архитектор, замечательно талантливый, к своей работе он относился очень ответственно. Нередко навещала его здесь и возлюбленная супруга, госпожа архитекторша. Архитектор обожал, боготворил свою жену, целовал следы изящных ножек, а когда она пообещала ему первенца, буквально носил ее на руках, угощая из своих уст красным вином, благословенным для будущих младенцев и их матерей. 

костел.jpeg- Вау, - говорит официантка. - Прикольно! 

- Ребенок - маленькая лысая девочка - получил свое первое крещение из рук восторженного отца, и в этот день, а также неделю после, все окрестные трактиры подавали водку за его счет. Однако шло время, дни, недели и месяцы, девочка росла, и с каждым днем архитектор все более и более настороженно хмурился на иссиня-черные локоны, обрамляющие детское лицо. Он брал малютку к себе на руки, подолгу всматривался в ее глаза, со временем окрашивающиеся в цвет горячего шоколада. И он, и возлюбленная супруга его, цвет глаз имели - голубой, а волосы -светло-русые. Даже когда крошка спала, он подходил к колыбели и приподнимал ее нежные веки, закусывая нижнюю губу от разочарования. 

Подруга на минуту замолкает. Официантка слушает, чуть приоткрыв рот, теребит белую бумажную салфетку. Посетительница в углу, баюкая в руке дорогостоящую модель мобильного телефона, делает несколько шагов по направлению к нашему столику - и вдруг замирает. Вдалеке гремит гром, посетительница вздрагивает, роняет телефон. Подруга складывает губы в улыбку - самую волшебную, на какую она способна. 

7.jpg- В один из дней архитектор не вынес мук ревности и убил свою возлюбленную супругу, перерезав ей горло кухонным ножом -от уха до уха. Широкая алая река вольно вытекала из разверстой шеи, рубиновый дождь грозил пролиться на головы строителей и прочего рабочего люда. Тогда архитектор аккуратно собрал теплую еще кровь железной кружкой и мокрой тряпкой в просторное жестяное ведро. С детства владея профессиональными секретами каменщиков, он тщательно замесил раствор для кладки кирпича и наглухо замуровал свою несчастную дочь в одной из верхних башенок. Малышка горько плакала, растирая кулачками свои предательски-карие глаза, потом уснула, ослабев от страха и голода. Через время она проснулась, плакать более не стала, а начала упрямо грызть кирпичи своими тринадцатью молочными зубами. Уже мертвая, с очами горящими, невидящими и страшными, она выбралась из заточения, сплюнула кирпичное крошево и молча впилась в шею архитектора. С тех пор, убеждает легенда, здесь блуждает по ночам маленькая красивая девочка с волосами темными, как антрацит. Каждую ночь она вынуждена убивать, снова и снова, потому что ей необходимо чувствовать вкус крови на своих губах. 

Непревзойденный мастер сценических эффектов, гроза, победительно раскатившись громом, заполнила помещение дрожащим неживым светом. Посетительница в углу, широко распахнув глаза, что-то быстро-быстро набирает на своем телефоне, а официантка судорожно прижимает к открытому в беззвучном крике мокрому рту истерзанную салфетку. Белую с красным. 

- Не хотела вас расстраивать, дорогие мои, - завершает подруга рассказ негромко, почти шепчет, - но это всего лишь сказка. Причем не самая интересная сказка, какую я знаю. 

Вышли, встали на крыльце, дождь заканчивался, и небо просветлело. 

- Куда это тебя понесло, -спросила я, - какие-то замурованные младенцы, прирезанные жены. Строительный раствор с кровью! Богатое же воображение!

- Богатое, - соглашается подруга, - это да. Я в нашем краеведческом кружке за эту легенду получила приз - ракетки для бадминтона! В комплекте такие воланчики были улетные - из птичьих перьев!.. Прикрыла глаза, отдавшись воспоминаниям. 

- Воланчики, - отметила я, -это хорошо. Но людей-то зачем пугать. Они вон, смотри, выйти боятся. Окопались там.

 - Никого я не пугала, - с достоинством возразила подруга, - а что, по-твоему, нужно было напомнить, что костел начал строиться в 1902 году по проекту московского архитектора Фомы Богдановича, под руководством архитектора Щербачева и силами самарских строителей? 

Подруга принимает ученый вид и говорит дикторским голосом: - У волжского костела есть и «родной брат». В 1904 году в Москве на Малой Грузинской улице тот же Богданович возвел очень схожий по архитектуре костел Непорочного Зачатия, который превосходит самарский аналог по размерам. Однако во время Великой Отечественной войны московский костел сильно пострадал, самарский же католический храм сохранился в первозданном виде. 

Определенно, такой вариант кажется ей очень скучным. Вниз, к Волге, стекают потоки воды, и последний раз раскатывается гром, и ветер растаскивает в стороны грозовые облака, и вот уже в лужах снова отражается солнце.

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений